Вкус жизни

Последние материалы

Восхождение на Эльбрус

  •  

Мысли о посещении Марианской впадины и Эвереста будоражили моё воображение ещё в старших классах школы.

То ли недостаток информации, то ли ещё что-то, но в сухом остатке у меня осталась в голове мысль, что восхождение на Эверест доступно лишь спортсменам-профессионалам, обладающих особой технической подготовкой и умеющих спать в гамаках, прикреплённых костылями к отвесной скале. Я уже был увлечён небом и мысли об альпинизме постепенно ушли на второй план.

Пока в феврале этого года, перелистывая каналы перед сном, случайно не наткнулся на документальный фильм о покорении (не люблю это слово в таком контексте) Эвереста.

  • Неожиданное открытие

    К моему величайшему удивлению оказалось, что восхождение на Крышу Мира ведётся на коммерческой основе, остаётся не менее сложным, но без ночлега в гамаках над километровой пропастью. Я тут же залез в интернет и обнаружил несколько компаний, предлагающих сие путешествие. Своим подходом мне лёг на сердце Клуб 7 Вершин. Подход заключался в подготовке путём постепенного восхождения на вершины разной сложности и высоты и завершением Эверестом. Начинать они предлагали с восхождения на Килиманджаро или Эльбрус. А поскольку в крайнем варианте был и блиц (всего 3 дня), я на следующий же день позвонил для обсуждения деталей. Как я рад теперь, что принял их совет идти по стандартному варианту (9 дней с нормальной акклиматизацией) и отказаться от блица. Мы ударили по рукам и я начал подготовку, даже не подозревая, что меня ждёт.
  • Подготовка

    Подготовка заключалась в закупке снаряжения и в хождении по ступенькам этажей своего дома вверх-вниз. Свой Крымский опыт я автоматом перенёс на предстоящее восхождение – фигня вопрос, горнолыжный опыт катания на 3000 метров у меня был (ну, а тут чего, всего-то на 2,5 тысячи повыше) и с радостью ждал приближение этого момента. Хождение по  ступенькам я начал с подъёма на 12 этаж и закончил 56ю, «поднявшись» за всё время тренировки (2-3 месяца) на высоту примерно 2000 метров.

    Закупка снаряжения – отдельная тема. У меня был список необходимого снаряжения и список магазинов. У меня в таких вопросах подход простой: я исхожу из безопасности, изучаю рынок и выбираю самые дорогие продукты. В данном случае ключевыми факторами были тёплые и удобные вещи при минимальном их весе при прочих равных условиях! Я купил всё снаряжение, кроме треккинговых палок и кошек. Сравнив стоимость купленного со стоимостью мото причендалов, понял, что альпинистское хобби обходится несколько дороже. И вот этот день настал.

  • День первый

    29 июня часть группы (5 человек из 8) встретилась в аэропорту Минеральных Вод и переехала в приэльбрусье, в село Терскол, высота 2100 метров над уровнем моря. Группа состояла из россиян из разных мест и двух иностранцев (американский индус и шведский американец), имевших опыт восхождения на Килиманджаро (высочайшую вершину Африки). Нам провели небольшой брифинг с программой. Принцип тренировки и акклиматизации такой: вы поднимаетесь на сколько-то (например, на 1000 метров) от базового лагеря и спускаетесь обратно и ночуете; на следующий день поднимаетесь выше, например, уже на 1500 метров и спускаетесь назад уже к отметке +1000 и ночуете там и так далее, постепенно забираясь всё выше и выше. Так организм привыкает к высоте и избавляет вас от высокогорной болезни (горняжки). После брифинга для начала акклиматизации нам порекомендовали прогуляться по посёлку. Вот тут-то я и почувствовал первый подвох: привычный темп жизни (простая обычная ходьба по горизонтали) вызывал непонятную одышку и странную усталость. А на следующий день было назначено восхождение на гору Чегет. Мне порекомендовали сразу взять в прокате треккиноговые палки, которые я не купил в Москве. Я отказался (в Крыму как-то и без них обходился). Но утром мне их принесли и вручили. Как же я потом был благодарен за это и себе за то, что не отказался их взять.
  • День второй.

    Погода была замечательной – солнечной и с отличной видимостью. «Минут 40-50 идём, затем минут 10-15 отдыхаем и так до верха. Идти надо в одном темпе», - сообщил Дмитрий Ермаков, наш гид, и пошёл вверх весьма быстрым спортивным шагом. Минут через 10 мы остановились у площадки с видом на Эльбрус. Было видно, как сильный ветер срывает снег с вершины. Вид завораживал, но надо было идти.

    И вот тут с каждым шагом я стал понимать, что мне всё больше и больше не хватает воздуха. Я дышал, как рыба на берегу, но эффект был минимальным. Я стал потихоньку отставать от группы и, что более всего удручало, было непонятно, когда же будет долгожданный привал. Наконец и он. Я нагнал группу и повис на спасительных палках, восстанавливая дыхание. Мне показалось, что прошло не больше 5 минут, и мы двинулись дальше. Крутизна склона увеличивалась. А темп подъёма при этом оставался прежним и я стал стремительно отставать. Когда я дошёл до следующего привала (первая станция канатной дороги), меня впервые посетила мысль о сомнительности задуманного предприятия: времени и сил на любование красотами не оставалось, а сил идти на финальный штурм Чегета не было вОвсе… Пока я догонял первых, они уже отдыхали, а когда я дошёл – привал почти закончился. И я, собрав остатки сил, двинулся за группой. Крутизна склона увеличилась ещё больше, но темп передовой группы был прежним. Вспомнив про постоянство темпа, я стал нащупывать свой собственный темп, но ощущение комфорта приходило только при полной остановке и повисании на палках. Хотелось лечь и никуда не идти. Мысли отсутствовали. Но во время остановок они стали появляться в мозгу в виде предательского пульсирования: «сердце может разорваться! И нах…я мне это всё нужно?! Это не моё! Отдохни здесь недельку, подыши свежим воздушком и в Москву». Затем я собирался с силами и с мыслью: «сегодня поднимусь и всё, ну, вас всех в п….ду с этими восхождениями» - шёл дальше. Когда я подходил к концу второй очереди канатной дороги, на противоположной горе, с ледника «Семёрка» с жутким грохотом сошла лавина. Это было потрясающее природное явление, увидев которое, начинаешь понимать, что являешься песчинкой в руках Творца. И вот мы все наверху, у начала снегов. Гид принимает решение на вершину не идти (до неё ещё метров 100) и спускаться вниз до первой очереди и затем по канатной дороге (к моей великой радости). По пути обсуждаем, что кому надо в прокате необходимо добрать снаряжение, так как завтра рано утром выезжаем на Эльбрус в приют (между Бочками и Приютом 11-ти). Мои мысли о душе и кровати и о том, продолжать ли мероприятие.

    Но вечером я пообщался с местной девушкой Катей, которая является инструктором по фрирайду на Чегете и сама была не раз на вершине Эльбруса. И она сказала, что если на Чегет взошёл, то и на Эльбрус взойдёшь. И ещё, главное: результат восхождения – только у нас в голове! Будешь верить в себя – взойдёшь! Эти слова предрешили дальнейшее: я взял в прокат кошки, ледоруб и упаковал вещи для восхождения.

  • День третий

    В 8 утра мы выехали к подножию Эльбруса, где располагался подъёмник. Далее, в больших вагончиках мы поднялись до Станции Мир (3500 метров). Затем на старом советском военном грузовике доехали до верхней ступени канатной дороги (приют Бочки), где уже лежал снег и откуда уже на ричтраке мы домчали до своего приюта (3700 метров). Там нас разместили в контейнере с двух ярусными деревянными кроватями, типа нары. Электричество давали 3 раза в день на время приготовления еды и её приёма, часа на 2-3.

    Отдельно хотелось бы описать свои внутренние ощущения в этом переезде. При посадке в вагончик подъёмника небольшая часть людей не влезла. Поэтому все тюки и баулы и в том числе еду на 5 дней пришлось разгружать и переносить к месту погрузки в грузовик тем, кто поднялся первыми. Надо отметить, что после загрузки вещей в вагончик я уже почувствовал себя жутко уставшим. Когда же началась выгрузка, мозг уже через короткое время начал мыслить матом и начало появляться предательское раздражение (типа: а почему, собственно, я должен это всё таскать; ещё не хватало сейчас спину себе сорвать (а у меня такие неприятности в прошлом были); а чего это они стоят и отдыхают; и т.д.). Казалось, что мне приходилось трудиться больше других и другие почему-то загрузили в свои рюкзаки «кирпичи» (а были люди, которые взяли-таки с собой снизу и банки с вареньем, и водку, и т.д.). Я старался унять внутренний диалог, понимая, что в привычной жизни с радостью помог бы этим людям и что за свою физическую «немощность» могу винить только себя самого. Позже вспомнились и пиво по выходным и давнишнее отсутствие физических упражнений. С раздражением удалось справиться. Но. Казалось, что я вот прямо сейчас свалюсь без сил и умру прямо на месте. Было тяжело просто двигаться на такой высоте, не говоря уже о какой-то дополнительной нагрузке, типа таскание тяжеленных баулов и рюкзаков. Расстояния были невелики, метров 50-70.  А вот грузовичок с довольно высокими бортами. И они стали очередным психологическим испытанием – нечем дышать… нет сил... а надо закидывать груз… Сил не осталось даже на то, чтобы испугаться, когда грузовик вместе с нами поехал по очень крутому склону по узкой каменистой дороге с обрывом с одной из сторон. Очередной приступ внутреннего плача прорвался, когда водитель нам объявил, что крайние метров 100 до ричтрака нам придётся идти пешком, потому что из-за крутизны склона бензин не попадает в систему (слишком мало его в баке и насос остается на «поверхности»). И мы ступили в зону снегов и ледников. Водитель где-то ниже по склону ухитрился развернуться и задом поднялся в конечную точку, довезя наши вещи. И вот тут, перегружая всё в ричтрак, в очередной раз, но уже сильнее и громче в мозгу «кто-то» прошептал: ну, нах…я Э-ТО тебе НА-ДО! Смотри, ещё ничего не началось, мы просто добираемся до места ночёвок, а ты уже никакос! Просто чудо, что организм ещё выдерживает происходящее! А вдруг ещё шаг и… пипец! Глаза не видят никаких красот! Нет, это – НЕ КРЫМ!

    А тем временем нам объявили, что через час обед, а после обеда небольшой отдых, сборы и очередной акклиматизационный выход до приюта 11ти и обучение обращению с ледорубами. Я лёг и, не смотря на это, сердце не могло успокоиться и войти в нормальный ритм. Как будто я не лежал, а бежал спринтеровскую стометровку. Какой ещё нахрен приют 11ти?!

    Но вот мы уже одеты, с ледорубами наизготовку и готовы к бою. Перед выходом я пошёл в туалет по малой нужде. Пластиковая кабинка обычного, привычного всем нам синего био туалета каким-то непостижимым образом была закреплена на скале, на краю обрыва и с небольшим наклоном в сторону пропасти. На душе стало немного неуютно. Я вошёл и меня качнуло вперёд, к задней стенке туалета. Удержав равновесие и взглянув вниз, я под стульчаком не обнаружил дна – внизу на десяток–другой метров зиял скалистый обрыв. Снизу, из дыры в стульчаке, и со всех щелей гудел ветер. Кабинка дрожала на ветру. «А как же там сидеть со спущенными штанами?! Господи, только не это!» - мелькнула мысль. Я вернулся к группе.

    Поначалу уклон был небольшой и мы обычным скорым шагом двинулись в путь. Постепенно крутизна склона повышалась, но темп ходьбы не менялся и я, как обычно, стал задыхаться и отставать, пытаясь найти свою скорость. Не буду останавливаться на своих мыслях во время этого пути, скажу только, что когда мы миновали приют 11ти и продолжили двигаться вверх, моральные силы меня совсем покинули. И тут я сделал величайшее для себя в этом эксперименте открытие: не зная конкретной точки привала (цели), я не мог правильно распределить силы и мой мозг начинал взрываться от неопределённости. Позже я задал вопрос своему коллеге, имеющего опыт восхождения в Гималаях: как он решает этот вопрос. «Просто иди и всё, и не думай», - таков был его совет. Меня такой совет, конечно, не устроил, но заставил задуматься над решением вопроса. Итак, мы, наконец, подошли к месту перегиба в крутизне склона, где крутизна метров на 30-50 вверх была круче, чем в общем среднем вокруг. Гид искал подходящее для чего-то место. Высота была примерно 4200 метров. А мне хотелось рухнуть прямо здесь и не двигаться. И тут гид Дмитрий сообщил, что на этом-то склоне мы и будем отрабатывать навыки обращения с ледорубом. «Во время восхождения будет один, относительно небольшой, опасный участок, где это умение может спасти жизнь. Вероятность – небольшая, но тем не менее... Ну, что ж, друзья, поднимаемся наверх и там я покажу, что и как надо делать», - спокойным голосом сказал он. Было впечатление, что Дмитрий не шёл сюда вместе с нами, а каким-то чудесным образом телепортировался, стоит себе отдохнувший, да, и ещё и прикалывается. Все двинулись вверх. И вот тут в очередной раз, но уже криком пронеслось в голове: «Нет, это не мой вид отдыха! Но, меня же никто не заставляет силой, я сам сюда пришёл и сам могу отказаться! Захотел, попробовал – ну, не получилось, бывает! Всё, сегодня последний день издевательств над собой!» Я не знаю, откуда у меня взялись силы и какое по счёту открылось дыхание, но шаг за шагом я побрёл вверх. Но даже это были ещё цветочки. Суть упражнения заключалась в том, что надо было съезжать на спине вниз по склону, имитирую срыв, несколько разогнаться и затем, развернувшись на живот, вонзить ледоруб в склон и удержаться на нём. Гид давал обратную связь нашим действиям. Мне всегда нравится освоить, попробовать что-то новое из навыков. Но ключевым моментом здесь было то, что после каждого спуска надо было опять подниматься назад! И что удивительно, у всех ребят всё получалось очень даже неплохо, и когда мне Дмитрий сказал (когда мы уже все скатились раза по 3-4): «Да, что-то у тебя не очень получается... Дим, давай, тебе ещё раз 10 желательно отработать, по 5 раз с поворотом через каждую сторону!», - мыслей из-за усталости уже давно не было… Но что-то в виде стона (типа: нееет! Я не могууу больше!) в голове пронеслось… Тем не менее (видимо вместо меня был уже био робот) я проделал это упражнение ещё раза 3-4. После чего, после совсем короткого отдыха, мы пошли назад. Двигаться вниз было гораздо проще: и по силам и по дыханию. Вернувшись и рухнув на кровать, жизнь показалась веселее. Поэтому вечером я принял решение совершить ещё один  акклиматизационный выход на следующий день до скал Пастухова (4800 метров) и после этого уже принять решение: идти на вершину или на этом и закончить свой опыт. Ночью пошёл снег и температура упала до минус 2С. А после ужина пришлось навестить туалет, но уже-таки по большой нужде. Я старался быть предельно осторожным и отклоняться в сторону от обрыва. Определённых усилий стоило мне, чтобы не дёрнуться, когда что-то коснулось моей голой задницы. Правда, холодок пробежал под ложечкой. Оказалось – это туалетная бумага, которую я бросил в кольцо, была поднята ветром назад, вверх. Сон был тревожный и совсем недолгий.

  • День четвёртый

    Сразу после завтрака мы двинулись в путь. «Идти часа 4», - сообщил гид, и это прозвучало в моих ушах, как приговор. При этом нам надо было подняться всего  чуть больше, чем на 1000 метров. Привычные представления о времени и пространстве исчезли, и мозг отказывался принимать новые. Я переговорил с Дмитрием, чтобы темп был помедленнее. Он кивнул. Правда, помогло это ненадолго – видимо непросто подстраиваться под других. Но что-то внутри меня изменилось – идти было легче, и я с удивлением и радостью обнаружил, что пройдя приют 11ти и затем вчерашнее место тренировки, я чувствовал вполне сносно. И даже не сильно отстал от основной группы, когда мы остановились на первый привал. Погода стала ухудшаться:  начал идти небольшой снежок, соседней гряды гор видно не было, но скалы Пастухова различались. И вот после отдыха силы опять стали покидать меня, как во второй и первый день – я задыхался и опять почувствовал себя большой рыбой, выброшенной на берег. Пришлось замедлять темп, чаще останавливаться и я стал отставать от группы. Но, если в первые дни у меня была привычная попытка соревновательности с другими (быть в передовой группе, быть не последним и т.д.), то сейчас я стал понимать, что победить мне нужно только самого себя. И никого больше. Все уже отдохнули, когда я нагнал группу на скалах Пастухова. А погода совсем испортилась: поднялся ветер, пошёл густой снег и видимость снизилась всего до 5-10 метров. Я не рискнул отдыхать и продолжать спуск в одиночестве и зашагал вслед за группой. Открылось какое-то очередное (я уже сбился со счёта) дыхание. Снег был рыхлый (разбитый многочисленными группами) и его было много, и становилось всё больше. И тут, казалось бы мы идём вниз и должно быть легче (как вчера), силы куда-то делись. Вспомнился фильм «Мумия», момент, где Имхотеб высасывает энергию из своих жертв. Вот кто-то (или что-то) сделало такое же со мной: ноги стали ватными и заплетались, руки налились свинцом. Кругом белое полотно с метелью... В ИЮЛЕ! Я опять вспомнил Крым летом,  где можно в любой момент, и присесть, и полежать на солнышке, слушать звуки природы и наслаждаться прекрасными видами. Здесь и близко ничего такого не было! И опять в голове проснулись и застучали мысли, но уже без мата: «Ожидания были совсем другие… Где она, Радость от процесса и от осознания Здесь и Сейчас?! Но всегда же можно отказаться! Пора уже принимать решение». Из последних сил я добрёл до вагончика и свалился на кровать. Сил не было даже раздеться и идти на обед. Через несколько часов я пришёл в себя. Сходил пописать и от этого простого действия опять жутко устал. Опять возник вопрос: «А дальше что? На вершину идти и выше и дальше! Теперь я понимал, что означает всего-то на 2000 метров повыше». Мы с ребятами и по совету гида договорились нанять ричтрак, чтобы он в день штурма отвёз нас на скалы Пастухова. От них надо было бы преодолеть до вершины перепад высоты «всего» на 800 метров. Таким образом, мы сэкономили бы и время и силы. Сегодня мы преодолели 1100 метров. Казалось бы, что такое 800… Но теперь я уже понимал, что эти 1100 и те 800, которые ещё предстоит пройти – две огромные разницы! Как там поведёт себя мой организм было непонятно… И я понимал, что кроме непосредственно восхождения, необходимо было ещё и вернуться назад. Для этого должны были остаться силы. Я попытался подключиться к «энергии восхождения», как меня научил когда-то Александр Мельченко, один из моих учителей в настоящем. Но ничего не получилось – мозг не смог сконцентрироваться. «Ладно, попробую ещё раз после ужина. Отдамся в руки информационному пространству – пусть оно за меня примет решение», - решил я.

    За ужином были разговоры о глубоких, многочисленных и в том числе несколькосотметровых трещинах на Эльбрусе; о том, что это гора с характером и не всех оставляет на себе; о непредсказуемой смене погоды и ураганных ветрах на седле, через которое нам предстояло идти; ветрах, которые сдували в пропасть палатки с альпинистами; о замерзших альпинистах на скалах Пастухова, где мы только что были; об обморожениях, горной болезни и отёке мозга. Я вспоминал периодически об опасном участке, который предстоит пройти по пути и о нехватке кислорода и смертельной усталости, которые меня настигали каждый день. Во всём этом виделись знаки, много знаков, что лучше соскочить и никуда не идти. Казалось, всё вокруг меня говорило: «Дмитрий, одумайся пока не поздно! Ещё есть время и ещё есть точка возврата!» Точка невозврата соответствовала моменту посадки в ричтрак в день штурма. Времени подумать ещё было много, и я решил вечером ещё раз подключиться к энергии пути. К тому же на завтра был назначен день отдыха и небольшая тренировка хождения в кошках.

    Находясь в вагончике, я всё время лежал. Состояние было полузабытье. Я вставал исключительно только, чтобы сходить в туалет. Причём это простое в обычной жизни действие каждый раз вызывало смертельную усталость, как бы каждый раз намекая: «И куда ты собрался, Дружище?! Какой нафиг штурм!» А в какой-то момент я вдруг неожиданно всплыли слова из песни Высоцкого: «Я спросил тебя, зачем идёте в гору вы? … Ведь Эльбрус и с самолёта видно здОрово! …» Мозг  схватился за них, как за соломинку: «А ведь и правда! Я же его ВИ-ДЕЛ! На второй день с Чегета! Это было просто потрясающее зрелище! Просто скажи себе – я остаюсь! Я испытал себя, хватит!». К тому моменту у меня не было ни малейшего внутреннего дискомфорта при визуализации ситуации, когда я говорю всем: «Ребята, извините, я пас! В деньгах за ричтрак – считайте со мной, но дальше без меня!» А ребята тем временем тоже обсуждают происходящее и, ловя иногда обрывки их фраз, я понимаю, что каждый из них тоже что-то преодолевает. Некоторых мучает горняжка и они сидят на таблетках (к счастью, видимо благодаря полётам, меня эта участь миновала). Кому-то также непросто физически. В какой-то момент я понимаю, что обращаются ко мне: «Дмитрий, ты как?» Отвечаю, что тяжко… «Пойдёшь послезавтра?» Говорю, что ещё не решил и большая вероятность, что откажусь. О подключении и энергиях, конечно, никому не рассказываю. «А вот если бы тебя довезли на вершину на ричтраке и спустили бы также назад, согласился бы на такое «восхождение»?» Я задумался буквально на секунду и тут же ответил, что да, согласился бы, и мне бы вполне хватило  впечатлений от момента, что я просто там был!

  • День пятый

    Очередная ночь прошла практически без сна. И как я не пытался подключиться к энергии восхождения, у меня ничего не получалось, мозг не мог сконцентрироваться на этой задаче. Я не понимал, что происходит и как мне принять важное решение без этого. Хотя какие-то осмысления в голове произошли.

    Ещё на третий день наш гид упомянул о том, что ричтрак может закинуть нас чуть повыше скал Пастухова, на высоту 5100 метров, а это позволяет сэкономить целых 2-3 часа пути и силы. Правда и цена возрастает за эти дополнительные 300 метров в 2 раза. И после завтрака я подошёл к Дмитрию и поделился своими мыслями по поводу завтрашнего восхождения. Первое, что я для себя понял, что сэкономить силы и 2-3 часа пути, поднявшись до отметки 5100, для меня крайне важно и только в этом случае я отправлюсь в путь. И, если группа будет против, я готов был доплатить нужную сумму сам. Далее, восхождение планировалось совершать в тройках, к каждой из которых прикреплялся свой гид. Было понятно, что если в тройке оказывалось слабое звено, то под удар попадала вся мини группа. Поэтому второе, что было для меня крайне важно, чтобы я не подвёл людей в своей группе, и я попросил дополнительного, собственного гида, услуги которого, разумеется, дополнительно готов был оплатить. И третье, подстраховываясь на обратном пути, я узнал, что в случае чего, меня смогут забрать со скал Пастухова на снегоходе. Насчёт второго пункта Дмитрий мне сообщил, чтобы я не переживал, что всё будет нормально и что у него есть уже план компоновки мини групп. Выразив своё намерение и получив ответы, я ушёл  думать. Также я забросил мысль о подъёме на 5100 в группу.

    Погода была переменной: то шёл снег, то мы находились в облаках, видимости не было. Все в основном лежали, иногда переговариваясь. Я в очередной раз попытался подключиться к энергии пути и путь этот оказался далеко не безоблачным. А в голову полезли разные страхи… Много страхов! Мне представлялось, как я проваливался с трещины, ломая руки и ноги, как я срывался со скал, как я сижу полностью парализованный в инвалидной коляске, как у меня разорвалось сердце, как после обморожения рук и ног у меня их ампутируют… И,  многое другое… Я обрывал эти мысли и образы, понимая, что нельзя всё это притягивать. Я пытался поработать с энергиями, чтобы придти к ровной и прямой дороге, с голубым небом и солнцем! Я пытался настроиться на более частные аспекты предстоящего (попадание в трещину, срыв в пропасть, обморожение, отёк мозга и т.д.), чтобы понять, в чём может быть слабое звено и подготовиться к нему. Но всё было одинаково непонятно и нерадостно. Техники говорили мне: «Оставайся! Тебе нечего там делать! Произойдёт что-то страшное! Оно тебе надо?!» И в какой-то момент я вдруг подумал: «А что если пойти от обратного и подключиться к энергии смерти!» И тут произошло невероятное – данный тест, данное подключение дало положительный результат! Я не понимал, что происходит. Выходит, решение восходить завтра на вершину - равносильно не вернуться назад живым… Моей первой реакцией было удивление. И будучи каббалистом я стал разбираться с полученным результатом. Первым делом я задал вопрос своему бессознательному: «Дмитрий, ты принял решение перезагрузиться?» Заглянув в себя, я понял, что нет! Тогда я стал рассуждать. Многие в нашей группе, как и я, совершали подобное восхождение впервые. И значит, не были людьми, хорошо подготовленными профессионально. Вряд ли Клуб 7 Вершин будет рисковать жизнями людей, и значит, данный маршрут допускает к восхождению таких как я. Значит попасть в трещины и сорваться на опасном участке вероятность небольшая. Опытные гиды оценят погоду и при малейшей опасности откажутся от восхождения. Далее остаются лично мои, Дмитрия, физические данные и качества. Но здесь я тоже вроде подстраховался по максимуму и смогу остановиться в любой момент. И как изотерик и каббалист я знал, что всё, что может со мной произойти – только в моей голове и, если произойдёт, значит только для того, чтобы сделать меня сильнее и сделаю это только я сам. Но сам я вроде таких испытаний себе не уготовил, если я верно трактовал ответы своего бессознательного. Поэтому оставалось только одно – обрести осознанную веру в успех! Поэтому я себе сказал: «Мне есть, что ещё сделать в этой жизни, и я действительно хочу сделать задуманное! Поэтому я пойду на вершину! Я хочу попробовать сделать это! Я буду осторожен и, если почувствую опасность или недомогание, сразу же прерву экспедицию!» Оставалось решить ещё один вопрос: как распределять силы, не зная, сколько идти до привалов и вообще, в принципе?! И я нашёл решение! Я буду просто  считать свои шаги и узнаю, сколько их сделаю до вершины!

    Тем временем группа приняла решение ехать на 5100, мы походили в кошках и продолжили отдыхать. Погода всё также менялась и к вечеру заметно похолодало, температура опустилась до минус 5С. Подъём был назначен на 2 часа ночи, завтрак и выезд в 3 ночи. Все пораньше легли, но по отсутствию храпа и ворочании людей в спальниках было понятно, что никто из нас не спал всю ночь. И вот этот день настал.

  • День шестой. Штурм.

    Первое, что я увидел, когда вышел из вагончика на завтрак – это бесконечно звёздное небо! Звёзды были настолько близки, что казалось, встанешь на цыпочки и дотянешься до любой из них рукой. Я такого никогда раньше не видел. Даже в Крыму. Чувство радости и неповторимость момента были настолько сильны, что я подумал – вот, это то, ради чего стоило здесь появиться и пройти все испытания! Но главное испытание этого путешествия было ещё впереди. Нас распределили по тройкам, каждую из которых возглавил свой гид. Мне выпало идти с «Ватсоном» (молодой парень, спасатель и мчэсовец) и американским индусом. Мы были замыкающими. И нас было на одного человека меньше, чем у остальных. Есть не хотелось. Получив сухой паёк и, ещё раз насладившись звёздным небом, я пошёл собираться и одеваться. Казалось, погода давала добрый знак. И вот мы навешиваем на шипы бульдозерного отвала ричтрака свои рюкзаки, чтобы сэкономить место в кабине, и занимаем места в кабине ричтрака на скамьях вдоль движения. Дверь закрылась и мы помчали по местам, где ещё позавчера шли пешком. Крутизна уклона увеличивалась и мы стали сползать на скамьях к задней стене кабины ричтрака. Чтобы удерживаться на месте и не придавливать ниже сидящих, приходилось упираться кошками в пол и держаться руками за поручни. Совсем полностью расслабиться и сэкономить силы не удалось…

    Проехав скалы Пастухова, ричтрак через какое-то время остановился. Это была отметка 5100 метров. Пора было выходить и продолжать путь пешком. Я не буду подробно описывать, как мы дошли до седла, сделали небольшой привал, и перед подъёмом на том самом опасном участке связались страховкой. Упомяну только о том, что погода стала ухудшаться, звёзды исчезли и повалил плотный снег. Температура упала до минус 15С. А я считал шаги. Это работало, и до привала на седле я насчитал их что-то около 1500.

    После привала мы пошли в связке. Крутизна склона резко возросла, а с ним пропорционально стали исчезать силы. Воздуха не хватало. Каждый шаг давался с большим трудом. Кошками приходилось вгрызаться в скалу. Периодически какая-нибудь нога проваливалась в снег по колено и удержать равновесие, вытащить ногу и вернуться на тропу представляло немалую сложность. Ватсон, настоящий лидер, подбадривал нас, говоря, что осталось совсем чуть-чуть и показывая, где этот участок закончится. И визуально казалось, что действительно осталось напрячься совсем немного. Только и сил уже не было. Я продолжал считать шаги. В какой-то момент мелькнула мысль: «А ведь должны оставаться силы на обратный путь». Но как было понять, сколько их останется после этого отрезка пути… И вот мы поднялись на гребень, уклон уменьшился и слева я увидел «вершину». Я так был уже измотан, что мне в голове промелькнуло: «Посмотрю на вершину со стороны и всё! Ничего больше не хочу! Надо оставить силы на обратный путь!» Меня даже не смутило, что я не увидел на ней ребят из нашей группы, шедших перед нами. «Это ложная вершина», - будто прочитав мои мысли, сказал Ватсон. «А где… насто…ящая…?» - задыхаясь и повиснув на палках, спросил я. «Впереди! Её не видно! Надо метров 25 ещё подняться и она откроется», - улыбнулся Ватсон. «Здесь страховка уже не нужна, пойдёмте», - подытожил он. Несмотря на отсутствие мыслей, слабый стон пронёсся в мозгу: «Господи, я не выдержу этого!». Но проделать такой путь и даже не увидеть вершину издали – казалось было невозможным. «Я справлюсь! И поднимусь ещё на 25 метров! И вернусь назад! Господи, позволь мне это сделать». Я отдышался, насколько это было возможным, и шаг за шагом, медленно, очень медленно пошёл вперёд, вверх, глядя себе под ноги. И вот, стоя на очередном гребне и подняв глаза, я увидел вершину! Пупок находился ещё в целых метрах 500 от меня. «Только не это! Только не так далеко!» Растянувшись, под небольшим уклоном вверх к нему двигалась наша группа. Кто-то был уже совсем рядом. Казалось, сил не было вообще. Хотелось лечь и не двигаться. Но вот она - вершина! Теперь она не эфемерная и далёкая. Теперь она вполне осязаема и «рядом»! «Здесь можно оставить рюкзаки, ледорубы и палки! Так будет легче», - сообщил Ватсон. Больше мыслей не было. Я снял рюкзак и пошёл, глядя на пупок.

    И вот я здесь – на величайшей вершине Европы! Ещё 350 шагов. Время примерно 8.30 утра. Пять с лишним часов ушло на преодоление 550 метров высоты. Народ фотографируется, я присоединяюсь. Когда-то давно, и в школе, и перед поездкой, я представлял себе, что я буду делать на вершине. Тогда мне рисовалось, что вот я стою, вдыхаю полной грудью свежий воздух, передо мной красотища, неповторимый вид и весь мир под моими ногами, и я запечатлеваю все ощущения «здесь и сейчас» в своём мозгу. А затем набираю побольше воздуха в лёгкие и кричу со всей дури: «Э-ге-гееей!» И чувство Радости наполняет меня безгранично. Так вот… Видимости не было! Мы стояли в сплошном молоке. Не было ни радости, ни печали. Не хотелось ни кричать, ни плакать. Эмоций не было во-об-ще! Была мысль: «Я здесь! Я сделал это! Но теперь надо суметь вернуться назад!» Минут 10 я был на вершине. Теперь пора в обратный путь.

    Я не буду подробно описывать обратный путь. Скажу только, что силы на обратный путь – это не миф, о них надо помнить! Но всё в нашей голове! Меня чуть не настиг тепловой удар. Я был уже близок к тому, чтобы прилечь и «отдохнуть». Спасибо Ватсону, который был всегда рядом и вОвремя сообразил, что потеплело, а я был слишком упакован. Сняв пуховку и непромокайку и умывшись снегом, минут через 30 я пришёл в себя. А когда мы пришли на отметку 5100 – силы почти полностью восстановились. Я воспользовался снегоходом и съехал к базовому лагерю со скал Пастухова, прихватив с собой американского товарища.

    Скажу только, что осознание от сделанного, стало приходить позже и приходит до сих пор. За короткое время были разрушены идеализации. Осмысливая себя, я умер и родился вновь. Я понял, что вера творит чудеса и любая задача мне по плечу. И что победить я могу и должен только себя самого.

    Также хочу выразить большую благодарность Дмитрию Ермакову, Ватсону, Тоне, Анне и Клубу 7 Вершин за отличную организацию этого путешествия и возможность познать себя! И особое спасибо Ирине Волковой за всяческую поддержку!

    И спасибо нашей группе за опыт и поддержку в этом необычном путешествии.

Комментарии  

 
0 #4 Тамара Анатольевна 11.12.2014 15:17
Я тобой горжусь)))
Цитировать
 
 
0 #3 Тамара Анатольевна 11.12.2014 15:16
Я тобой горжусь :D
Цитировать
 
 
0 #2 Вася 15.10.2013 23:30
Цитирую Саша:
Клевые фотки!!!

Реально клевые!
Цитировать
 
 
+1 #1 Саша 15.10.2013 23:27
Клевые фотки!!!
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх

Подписка

Календарь

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Последние комментарии

Популярное

  • Восхождение на Эльбрус

    • Восхождение на Эльбрус

      Мысли о посещении Марианской впадины и Эвереста будоражили моё воображение…

      Подробнее ...
  • Каньон дьявола

    • Каньон дьявола, Аризона, Кратер Барринджера

      Аризонский кратер (Кратер Барринджера, Каньон дьявола) — один из крупнейших…

      Подробнее ...
  • Телевизор в интерьере

    • Телевизор в интерьере

      В настоящие время телевизор в интерьере современной квартиры часто служит…

      Подробнее ...

Top of Page